Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

yul

alt everything

издатель засветил вчера и обложку вот этого – по непонятным причинам сократив, правда, название. ну и да, хочу предупредить, что улучшить текст мне все-таки не дали – по техническим и коммуникационным причинам. у нас все, как обычно, не слава богу. жаль, что…

а вот запись вчерашней трансляции из “Пионера” – разговоры о Леонарде Коэне. надеюсь, присутствовавшим было занимательно и, главное, все слышно (ибо смотреть там не на что)

читатели, меж тем, продолжают постигать Ричарда Бротигана – “В арбузном сахаре”. как будто “шанс” этих гениев творческого чтения имеет какое-то значение.

продолжаем бухать под чтение Томаса Пинчона – пополнение в его баре


yul

news of the day

читатели "read.ru" добрались до "пожарной машины" бартелми

до "зимней кости" дэниэла вудрелла добрались читатели "лабиринта"

"солнечный дворик" биргитты ингемансон читают читатели "озона" - и им не нравится

они же вовсю читают "когда явились ангелы" кена кизи - и спорят о том, что в ней видят

а "дзэн и искусство ухода за мотоциклом" роберта пёрсига они читают аж в двух видах - и оххх... Местами, правда, читается тяжеловато, приходилось перелистывать чересчур подробные философские рассуждения что бы не заснуть. чё-то да, много там философии. надо бы подсократить...

* * *

а в телевизоре, меж тем, у нас такие вот новости:



Thomas Pynchon. The Complete Collection. from CHIPS on Vimeo.



yul

talking animals

в основном - занимательное чтение.

Widget_logo

опрашивает удивительного артура филлипса и джойс кэрол оутс (если она кому-то интересна до сих пор)
на всякий случай - тут они все: не все равнозначны, правда

приключения бывших жителей владивостока (я про эту историю когда-то упоминал со ссылками, но теперь она всплыла в крайне неожиданном месте)

маргиналии:
- про чтение вообще
- про переводы на русский
- про переводы ницше на русский
- про переводы с русского
все это явно вести из зоны лиловых кенгуру, так что крупных букв не заслужили
  • Current Music
    Боб Дилан - Вместе по жизни
  • Tags
yul

talking animals are back in town

анна шварц о "шопенгауэре как лекарстве" ирвина ялома

елена калашникова о вечере анны глазовой. и зачем этого, прости господи, обозревателя только в приличные места пускают?

владимир гуга о "сжечь сарай" харуки мураками. смущает только наличие слова "компиляция" и употреблением автором настоящего времени: Материал для них прозаик как будто собирает на своих антресолях, где среди всякого хлама пылятся забытые черновики. потому что сборнику 23 года - и попробуйте сказать любителям, что старого мураками издавать не надо, ага?

наталия бабинцева о том же и туда же

константин мильчин о "краже" питера кэри

йеее! виктория кулько о "глифе" персиваля эверетта

вероника далецкая о "культе" нила гриффитса. ну прям сочинение о том, как я провел лето: Когда читаешь все эти «лана», «чё», «в бога душу мать», «канеш», которыми пользуются Даррен и Алистер и «ето» - присущее главному герою повествования, немного сложны для восприятия и все же помогают, как будто живыми представить героев Гриффитса.

мальцев - в ранге семейного дэн сяопина...

владимир пузий о "живым не возьмете" артуро переса-реверте

я как-то не отметил сознанием того факта, что у англичан, по данным "озона", в списке самых скучных книг фигурирует "мандолина капитана корелли". ну что, вырождается нация... как и они все.
yul

игнасио гарсия-валиньо - две смерти сократа

такая вот (довольно непритязательная, но любопытная книжка) еще у нас будет в ноябре. переводила екатерина матерновская
поскольку мозга уже нет и вообще у нас кризис, ниже - интродукция для широкого читателя. навеянная недавними дискуссиями, как хорошо заметно. и кстати, дорогой nickling, подскажи, пж, как на тебя сослаться - потому что бесстыже утилизировать не хочется, а как это сделать стыже, я в сомнении. пока там так.

Идеи могут убивать. Это, пожалуй, одно из самых распространенных и опасных заблуждений человечества упорно живет в веках и приносит свои кровавые плоды до сих пор. Отразившись в кривых зеркалах массовых аберраций, представление это действительно несло смерть — нет, даже не «невинным жертвам» социальных и политических поветрий (их убивали, как правило, им подобные, вооруженные дубинами или автоматами), но самим носителям идей. За идеи шли на крест, на костер, на виселицу, в подземелья. Никому не приходило в голову, что «для совращения нации нужно желание совращаемого» (Н.Караев). Толпа не способна критически смотреть на себя. Толпа не способна признать право отдельного человека сомневаться и задавать неудобные вопросы. Не говоря уже о пользе подобного занятия.
Одним из первых классических и зафиксированных в истории случаев смерти автора за свою идею был и случай Сократа: его обвинили в «поклонении новым божествам» и «совращении молодежи» и заставили выпить яд. Афинскую демократию, в разумном устройстве которой Сократ сильно сомневался, эта смерть, как мы видим, не спасла: она и так уже дышала на ладан. По сути, греческий мудрец погиб за право разговаривать с людьми. За длинный язык, стало быть.
Сократа память человечества канонизировала, и даже идеи его дошли до нас — в пересказе учеников. Но смерть не дает покоя до сих пор, и вот вам еще одна версия — испанца Игнасио Гарсия-Валиньо. Достаточно спекулятивная — да и как иначе двадцать шесть веков спустя, — но крайне занимательная. Ведь и впрямь — раз были ученики, неужто не пытались спасти учителя? Гарсия-Валинью воспользовался своим правом задавать вопросы, за которое его герой когда-то выпил цикуту.
  • Current Music
    peter green & nigel watson - the robert johnson songbook