Category: работа

yul

архивы =ДВР=: пресса

такой вот текстик был обнаружен в недрах и т.д. на нем написано, что написано для журнала "штучка" (это был, если кто не знает, такой владивостоцкий зин, состоявший преимущественно из цветных (!) фотографий) в 1989 году и подписано "литературным обозревателем". что они с ним сделали, я не помню - может, и напечатали. у меня сейчас нет мнения по его (текстика) поводу. но вот так все это выглядело.

ОБЗОР МУЗЫКАЛЬНОЙ ПРЕССЫ, СТОЯЩЕЙ НА ПОЛКЕ РЕДАКЦИИ ЖУРНАЛА =ДВР=,
КОТОРУЮ МЫ ИНОГДА ЛЮБИМ ПРОСМАТРИВАТЬ


И, делая это в очередной раз, не можем удержаться от некоторых комментариев (как обычно) в целях, опять-таки, не претендуя на полноту.
Начинаем с самого западного конца полки.
Ивано-Франковск издает маленький и симпатичный журнал «Гей-Гоп», весьма сходный по ситуации с Бладивостоком 4 года назад, — музыки там нет, тусовки вроде как бы тоже, но есть печатный орган, основной привлекательностью которого служит публикация перевода книги о Джиме Моррисоне «Никто не выйдет отсюда живым», которая настоятельно рекомендуется.
Прибалтика — это вообще заграница, поэтому в настоящий обзор вводить ее не имеет смысла — не пишем же мы про «НМЭ», «ММ» или «Саундз».
Киев: альтернативная пресс-тусовка, очень нам симпатичная. «Гучномовецъ» («Громкоговоритель») развивается по сходным с нашими законам развития и ищет свой неповторимый облик. + выходит бесплатное приложение «PANOK» (а кто еще у нас выпускает приложения бесплатно?). Был еще субъективный журнал «Субъектикон», выпускавшийся тусовкой неудачников, но подох, захлебнувшись от злости и беспросвета. Есть крайне оптимистичное панк-издание «Бонба», выходящее в 1 (одном) экземпляре и являющееся самым панк-изданием страны.
К северу есть такой город Петроград, где много чего было, но мало чего осталось. «Рокси» — полузабитый мамонт, да еще «РИО», который, если судить по отзывам, выпускают вроде умные люди…
Москва: хор, из которого уверенно выделяются несколько голосов: «Сдвиг» — издание вообще оппортунистическое и сугубо буржуазное; есть предложение считать их вместе с «Ровесником» и «Сельской молодежью» находящимися по другую сторону баррикады; и «Урлайт», несомненно любимый и читаемый, достигший, наверное, вершины самиздата — номера в полной полиграфии, разве что без цвета.
Харьков: «Положение дел» ничем не замечательно, если не считать авторства «ГПД».
Во граде Пскове есть журнал «12», который среди прочего интересуется и рокенроллом, но в суждениях своих близок к мелкому шнырантству и политическому спекулированию. Печатает гороскопы.
Горький город характерен сугубо пролетарским происхождением, сильными людьми и абсолютно бесеполезной газетой «Нижегородские рок-н-ролльные ведомости». Кроме этого, там живет и творит хроноп Брюх, и за одно это горький город достоин уважения.
Казань — там гражданская война, письма и посылки не доходят, «Ауди-Холи» — тоже. А жалко.
Свердловск породил когда-то такого же дохлого, как и «Рокси», монстра «Свердловское рок-обозрение», настоящая судьба которого неизвестна.
Красноярск: начал издаваться любимейший журнал «Вестникъ тусовки», где очень подробно пересказывается история знакомств кр-ярских тусовщиков и шнырантов; незаменимое пособие для ничем не брезгующих комитетов.
Н-ск — опять-таки сильные люди и слабая пресса. Была «Сибирская язва», посвященная теории панка и разговорам с И.Летовым, была «Тусовка» — 250-страничный гигант, единственный в своем роде. Теперь, говорят, есть не то «Мэгэзин», не то «Магазин», но это, по-моему, миф.
Хабаровск — 4 якобы номера якобы журнала «Рокер», который не видел никто, кроме президента Сталина. «Трудодень» в музыке не понимает.
Магадан слезно жалится, что музыка есть, а прессы нет. Один номер издания «Рок-Ню», оригинал которого стоит на этой же самой полке. В Магадане его нет.
Питер-Камчатский начал в лице мецената и промышленника Мальцева издавать журнал «ДК», посвященный ленинградскому року (в своей первой ипостаси, по меньшей мере). Еще три номера идут к нам через Токио и Амстердам.
На этом все, потому как вроде больше писать и не о чем, а себя и коллег ругать не хочется. Приятного чтива.