Category: общество

yul

bad news

вчера мне сказали, что Надежда Кузьминична Холодова умерла

как-то трудно впитать это известие, хотя последние годы, после того, как она вышла на пенсию, мы не общались. но она помогла мне – и, я уверен, много кому еще, – как мало кто в жизни. “Эксмо” у меня случилось из-за нее, все те книжки, что мы там делали – это тоже она.

это единственный, кажется, снимок, который у меня есть, – из 2007 года. мы помним ее неизменно такой. и будем помнить

by_Kira

whole lotta

moremore

"Диковинные диалоги в книжных магазинах" растут в цене. о них даже эхо москвы поет (или что обычно эхо делает? летает по горам?). так что не пропустите свой золотой шанс. а попупатели всё не умолкают

вторая прекрасная новость сегодняшнего дня: "Ведро теплых слюней" Майкла Мартоуна, индианского писателя, приближающегося к гениальности, в переводе shashi_do, - в шорт-листе Премии Норы Галь. вот так-то: Бывалоча, плюнешь на землю, и вода вырастет.

а это для горменгастоведов:


video by our far-flung friend and colleague Alexey Salov

пинчолалия продолжается (я обещал)



никто не верил, что он это сделает (потому что многие считали, что он это сделал уже), а вот же ж



Шаги близятся, и над балюстрадой склоняется — мда, звучит странненько, но это Мики Руни. Ленитроп узнает его с первого взгляда — веснушчатый сорванец, сынок судьи Харди, трехмерный, во плоти, в смокинге и с дыней типа «я-теряю-свой-разум». Мики Руни пялится на Ракетмена, тот сидит с несессером гашиша в руках — мокрое привидение в шлеме и плаще. Упершись носом в надраенные черные ботинки Мики Руни, Ленитроп подымает голову и заглядывает в освещенную комнату у актера за спиной — видит там кого-то похожего на Черчилля, кучу дамочек в вечерних платьях с такими декольте, что даже под этим углом сисек видно больше, чем у братьев Мински… и может, может, ему даже удается углядеть этого президента Трумена. Он не сомневается, что видит перед собой Мики Руни, хотя Мики Руни, куда б ни отправился после, вытеснит тот факт, что взгляд его однажды упал на Ленитропа. Миг просто экстраординарный. Ленитропа так и подмывает что-нибудь сказать, но речевые центры напрочь ему изменили. «Эй, да вы Мики Руни» почему-то кажется неуместным. И они стоят совершенно тихо, их овевает ночь викторьи, а великие мира сего в желтой электрической комнате замышляют против несведущих.
Ленитроп не выдерживает первым — прикладывает палец к губам и улепетывает, опять вокруг виллы и к берегу, — а Мики Руни остается наблюдать и дальше, облокотившись на балюстраду.



еще три страницы "Внутреннего порока" для тех, кому в книжке слишком много букв:



еще один читатель осилил AtD. так победим

смешная и странная карта наблюдений за Томасом Пинчоном. судя по ней, его три раза видели в Сибири и разок в Баренцевом море

как стать невидимкой. рецепт антипопулярности, по Колину Уилсону и Томасу Пинчону

читатель Mirka о трех книжках:
- "Рассказ Служанки" Маргарет Этвуд
- "Дом сна" Джонатана Коу
- "Слепота" Жозе Сарамаго

прогулки по городу, которого нет: вот как увидишь красивый домик, так в нем непременно какие-нибудь попы заседают

* * *

by_Kira

чтения ночью

не сегодняшей, мы не маньяки

In the Heart of ThingsIn the Heart of Things by D.S. Lliteras

My rating: 5 of 5 stars


Первая часть саги об идеальных бродягах: такими были бы битники после Вьетнама, еще более сломанные, но не менее живые. Очень жалко, что этой книжки не было у нас в начале 80-х, потому что Льитерас мог бы научить нас гораздо большему, чем какой-нибудь Ричард Бах, к примеру. Он гораздо беспонтовее и честнее. Хотя нынешней молодежи, у которой "духовный шоппинг" (а не тяга к знанию), трудновато будет ассоциироваться с бомжами средних лет, а нам, бомжам средних лет, уже не очень нужна дзэн-индоктринация. Но я бы рекомендовал Льитераса в обязательный курс всем искателям истины. На русском существует только первая часть "трилогии Роберта Льюэльина", собственно - вот эта.


Into the AshesInto the Ashes by D.S. Lliteras

My rating: 5 of 5 stars


восхитительно недоредактированное продолжение духовной одиссеи Лью, в котором он, в основном, спасает разных людей от самоубийства (с переменным успехом), - но текст настолько прям и искренен, что в нем чувствуется жизнь и обаяние подлинного человеческого документа. собрание персонажей - разного вида и происхождения человеческих обломков - так же обаятельно, как и компания бродяг в первой книге


Half Hidden by TwilightHalf Hidden by Twilight by D.S. Lliteras

My rating: 5 of 5 stars


Духовность и метафизика - ярлыки на этих романах, несколько вводящие в заблуждение. Это не пособие по духовному росту/поискам, это все же честная литература в битницкой традиции (недаром на полке у главного героя - Керуак и Бротиган), и мне кажется, как таковую лучше эту трилогии и рассматривать (целее будете). Герой-рассказчик - битник с Вьетнамской (а не Второй мировой, и в этом все различие) войной в анамнезе, он точно так же стремится к пониманию (не просветлению), старается обнять и постичь жизнь как есть, мотаясь взад-вперед по стране. Ну и, что немаловажно, у него, в отличие от персонажей Керуака, нет художественных амбиций.

И этим проза Льитераса похожа на прозу Буковски - непритязательно крепкая, высочайчей дисциплины лирическое высказывание, когда из жизненного потока выбираются только строго необходимые для замысла детали. В этой дисциплине Хэнку часто отказывают поверхностные читатели. Вот и здесь за обманчивой простотой распознать ту же дисциплину будет не очень просто (если не сложнее, чем у Хэнка, хотя внимание читателя не будут отвлекать "нижние чакры" - здесь, напротив, легче будет увлекаться "духовным"; в общем, неизвестно, что лучше). И это лирическое высказывание не стоит путать с "акыническим" - мол, что вижу, о том пою: даже Керуак так не поступал, у него просто дисциплина высказывания отличалась.


* * *

уместная песенка, которой приятно будить соседей утром, включив погромче:

by_Kira

новости пинчоноведения и не только

Originally posted by _pilate_ at Общество Анонимных Читателей. 3 октября, 20:00. Паранойя в литературе: зачем так пугать-то!
 Общество Анонимных Читателей, клуб, где можно свободно высказываться о своих литературных одержимостях и идиосинкразиях, празднует выход романа Томаса Р. Пинчона "Внутренний порок" - разговором о паранойе в литературе и о том, зачем великие параноики нас пугают.

3 октября в 20:00
"Паранойя в литературе: зачем так пугать-то!"


- Антиутописты и параноики: один и тот же человек?
- Киберпанк-литераторы: они замышляют? Или просто играются словами?
- Лавкрафт, Уилсон, Берроуз, Дик, Бэнкс, Делилло - что они делают с нашими головами?
- Клинический эффект чтения параноидальной литературы и другие церебральные чудеса.
- Мирозданье: трагическая случайность или заговор?

Это и многое другое - в беседе с литературным критиком и профессиональным читателем Константином Мильчиным и переводчиком "Внутреннего порока", редактором и пинчонитом Максимом Немцовым.

Книжный магазин "Омнибус" на Кутузовском, 21 (2 этаж к/т "Пионер")

+ + +

меж тем, роман активно пиарит БэбиБлог: Сложная книжная новинка + фильм. Только для людей с высоким IQ!
скажите мне, они совсем охуели?

ой, и смотрите что я нашел - маргиналию к пинчолалии (тм). последний советский литературовед в штатском разговаривает на страницах Литературной газеты: Наконец, эти годы оказались плодотворны для самого сложного из американских постмодернистов Томаса Пинчона. Этот писатель знаком отечественной публике по его ранним романам. Поздние произведения Пинчона практически непереводимы, как книги Дж. Джойса. В 1997 году вышел роман «Мейсон и Диксон» – ироническая сага, которая лишь притворяется историческим повествованием. Обращаясь к почти канонизированным фигурам и событиям колониальной американской истории, автор подчёркивает их относительность и представляет их как лишь одну из возможных интерпретаций, столь же условную, сколь условна и перегружена разными смыслами линия Мейсона–Диксона, разделяющая Север и Юг США. «Мейсон и Диксон» основан на осмеянии научных, религиозных, социальных основ эпохи Просвещения. Не менее интересен и тысячестраничный роман Пинчона 2006 года «На день суда», с сотней персонажей и десятками мест действия, включая вымышленные. Писатель охарактеризовал время действия этого романа (1893–1915 гг.) как период необузданной корпоративной жадности, фальшивой набожности, идиотического легкомыслия и злобных намерений в высших эшелонах власти. Хотя Пинчон лукаво заявил, что всё это не имеет отношения к современности, читатель понимает обратное: параллель с неолиберальной эпохой слишком очевидна.
и еще много откровений об относительно современной американской литературе (материалу четыре года, но для говорящей головы и Мейсон-с-Диксоном свежачок, так что мы квиты)

Лиза Биргер опять рассказывает про роман "Эхоед"

* * *

а прочие новости - не отсюда, а:
- из Зюйддойче Цайтунг
- Харперз Мэгэзин
- Городской газеты Балтимора
- откуда-то из Голландии - про виртуального матроса
- из Экономиста
- снова из Ди Вельт
- из недр Германии по рации
- из Шпигеля

Опасные умы решили оживить тему и рассказывают старый внекдот про Пинчона и Ромэна Гари

а Бон Аптит наконец решил обозреть всю еду у Пинчона и, главное, все напитки, ха-ха

еще одна увлекательная настольная игра, только на сей раз - по трудам сэнсэя. Как понять, что ты во вселенной Харуки Мураками? особенно касается женщин

и еще два комплекта веселых картинок у любезного humus-а:
- немного Японии в XIX веке
- и набор открыток про ВДНХ ВСХВ, пардон, который был и у меня в детстве. я мог разглядывать его часами и думал, что вся Москва такая

* * *

выходы на русский голубой экран кинокартины про машину Джейн Мэнсфилд посвящается:

yul

Рене Госинни - Невероятные истории маленького Николя, том 2 - 2

1. Дорогой Дедушка Мороз!..

2. Рождество Николя
Перевод с французского Сони Бильской
Иллюстрации Жан-Жака Семпе


Nicolas2-07

Сегодня вечером мы дома отмечаем Сочельник. Папа и мама пригласили друзей. У нас будут: месье Бледюр, наш сосед, и его очень добрая жена мадам Бледюр, папа и мама моего школьного друга Альсеста, который толстый и постоянно ест, гости, которых я не знаю, а еще бабуля, и все это — просто замечательно.
Collapse )

* * *

yul

во весь голос 2

...оно же "беседы с классиками". оно же "погладь кота" "поговори с писателем, сука". вчерашние творческие хороводы группы лиц в фб вылились вот во что (галерея по заказу but_special). поскольку многие произведения - плод коллективных творческих усилий, авторство некоторым плакатам придать затруднительно. но я считаю, социальная кампания уже вполне удалась. некоторые высказывания даже любимы. а продолжать можно до бесконечности. тема разговоров с писателями неисчерпаема же, правда?



* * *

ух ты, "фконтактике", оказывается, есть общество любителей Пинчона. вполне живое даже

господи, какое же это счастье. жизнь прожита не зря: В романе используется восемь (!!) переводов «Короля Лира». Мне теперь интересно, а сколько существует английских вариантов?

Алекс Панченко тоже вот о "Дураке" написал, ох

Читательнице Джейн не понравился последний "Уилт". зато ей когда-то вроде бы понравился Этгар Керет, вроде бы не понравился Куликкья, кажется, понравились Бойн и Зузак, а как она отнеслась к Сатклиффу, я не понял (она сама, по-моему, тоже). но читатели нам всякие важны, поэтому вот

* * *

вот еще какой хороший человек есть - каталонский андалусец (или наоборот):

yul

Cut the Motherfuckers Loose - история одного стихотворения

среди прочего, написанного Кеном Кизи, есть стихотворение, которое он неоднократно публиковал и перепубликовал в разных своих книгах, начиная с 1971 года. это неудивительно, ибо тут было чем гордиться - оно вполне манифестуальное. странно, что никто его до сих пор так и не положил на музыку - по крайней мере, я не нашел. выглядит оно так:

Drunk tank full to overflowing
Motherfuckers wall to wall
Coming twice as fast as going
Time gets big; tank gets small.

Dominoes slap on the table
Bloods play bones in tank next door
Bust a bone, if you be able
Red Death stick it good some more.

Three days past my kickout time
Ask to phone; don't get the juice –
Crime times crime just equals more crime
Cut the motherfuckers loose.

Will I make the Christmas kickout?
Will commissary come today?
Will they take my blood for Good Time
Or just take my guts away?

Some snitch found my homemade outfit!
They've staked a bull up at the still!
They've scoped the pot plants we were sprouting
At the bottom of the hill.

They punched my button, pulled my covers
Blew my cool, ruint my ruse
They've rehabilitated this boy
Cut this motherfucker loose.

The fish that nibbles on the wishing
Let him off his heavy rod
The gowned gavel-bangers fishing
Cut them loose from playing God.

Back off Johnson, back off peacefreaks
From vendettas, from Vietnam
Cut loose the squares, cut loose the hippies
Cut loose the dove, cut loose the bomb.

You, the finger on the trigger
You, the hand that weaves the noose
You hold the blade of brutal freedom –
Cut all the motherfuckers loose.

Collapse )
в общем, теперь вы знаете все и можете выбрать то, что вам нравится больше. а то и сделать свою версию

* * *

ну а это для поднятия нам всем настроения в этот чудесный весенний денек:

yul

talking animals

18:46, 8 февраля 2012

Разрешить загадку Кубрика


Разрешить загадку Кубрика

Автор книги «Кубрик» Джеймс Нэрмор не только увлекательно рассказывает историю взаимоотношений режиссера с цензурой и не всегда довольными авторами литературных оригиналов (Набоков, Кинг), но и настолько в мельчайших деталях разбирает каждый кадр, что после прочтения книги фильмы можно пересматривать заново – широко открытыми глазами. Подробнее…

все новости


Русское издание «Кубрика» не снизило планку качества издательства Rosebud Publishing, хотя справедливости ради отметим порой досадные опечатки и «неконвенционный» перевод названий ранних фильмов Кубрика (например, «Большой куш» вместо «Убийства», что может привести к путанице).
Академический тон Нэрмора, его страсть к буквально покадровым «разборам полетов» той или иной картины успешно – усилиями переводчика Елены Микериной – сглаживаются «хулиганскими» неологизмами вроде «синемазлографа» (в отношении «Заводного апельсина»), а изящная многоэтажная матерщина (кажется, впервые в истории Rosebud Publishing цитаты приведены без купюр) в главе, посвященной «Цельнометаллической оболочке», приятно бодрит и радует глаз.

лучше б молчал вот, ей-богу

Originally posted by happy_book_year at Джим Томпсон, "Убийца внутри меня"
"Я усмехнулся. Мне было немного жаль его. Забавно, как все эти люди сами лезут на рожон. Вцепляются мертвой хваткой, несмотря на то, что ты изо всех сил пытаешься стряхнуть их, и взахлеб рассказывают, как они этого хотят. Ну почему они все приходят ко мне затем, чтобы быть убитыми? Ну почему они не могут сами убить себя?"
Джим Томпсон, "Убийца внутри меня"
убийца внутри меняПосле "Твин Пикс" стало трудно смотреть на идеальных блондинок, и не думать о том, занимаются ли они проституцией ради наркотиков. Трудно не ежиться при взгляде на аккуратные оградки таунхаусов - ощущение зла в банальности не покидает. Вот только американский писатель Джим Томпсон со своим "Убийцей внутри меня" был гораздо раньше Линча. И могу себе представить, какой шок должна была вызвать эта книга у читателя в далеком 52-м. Правда, о безднах души человеческой, да темных омутах, разговор еще более древний.
Зло в роман Томпсона восстает во весь рост чуть ли не с первых страниц. Лу Форд - помощник шерифа в маленьком техасском городке. Местный рубаха-парень, которого обожают старушки, а молодежь берет пример. По совместительству Дьявол. Жуткая помесь Нормана Бейтса и Фореста Гампа.
Главная, на мой взгляд, особенность романа Томпсона в замечательном герое. По большому счету, Лу Форд - это модель, конструктор или даже лабиринт, созданный для изощренной игры с читателем. Да, он психопат. Но в то же время, каждое из его жестоких убийств имеет под собой логическую основу. (Порой, даже вызывающую понимание и сочувствие со стороны читателя. Как например, месть за погибшего брата.) Да, он хладнокровный убийца, но нет никого, кто бы желал остановить череду кровопролитий так же сильно, как он сам.
Сила "Убийцы внутри меня" именно в том, что тоненькая pulp-книжонка говорит о пугающей тьме внутри человека, а не просто рассказывает очередную страшилку.


Originally posted by zurkeshe at "Убийца внутри меня"
Джим Томпсон
Помощник шерифа в техасском городке пользуется всеобщей любовью, доверием и сочувствием - потому что молоденький, симпатичный, добрый, глуповатый и со всеми пытается по-человечески, даже с алкашами и бродягами. Да еще сын уважаемого врача и невинный брат неприятного умника, напавшего на маленькую девочку, отсидевшего свое и нелепо погибшего. А молодому симпатяге, соображающему быстрее еще не изобретенных ЭВМ и читающему медицинские журналы на десяти языках, все труднее притворяться глупым добряком. Еще труднее удерживать желание отомстить. Местному воротиле за брата, взявшего на себя чужую вину, подружкам - за легкомыслие, а всему миру - за то, что с детства, с той самой девочки, будущий помощник шерифа никого не убивал.
Джим Томпсон считается классиком нуара, а изданный в 1952 году "Убийца внутри меня" - вершиной жанра. Правда, вершина оказалась заметной не сразу. Отчасти из-за беспрецедентной жесткости и жесткости сюжета, отчасти из-за репутации самого автора, убежденного левака и коммуниста, преследовавшегося маккартистами. Изданная в мягкой обложке книжка долгое время считалась стандартным палпом, потом Томпсон стал сценаристом Кубрика (назвавшего "Убийцу внутри меня" самой леденящей криминальной историей от первого лица), потом Берт Кеннеди сделал экранизацию со Стейси Кичем - и роман стал культовым у режиссеров и рокеров вроде Брюса Спрингстина. Массовым переизданием этого года (и российскому переводу тоже) книга тоже обязана экранизации с младшим Аффлеком в главной роли. Экранизация нашумела: половина критиков оживленно обсуждала состояние мозгов режиссера Уинтерботтома, плавно перешедшего от музыкального порно к садослэшерам, другая половина пыталась понять, что именно их шокировало: вдумчивый показ того, как женское лицо превращается в кровавую кашу, или то обстоятельство, что лицо принадлежит симпатичнейшей Джессике Альбе.
Вне зависимости от экранизаций следует признать, что роман силен, крепко сколочен и исторически бесценен. Поскольку, помимо прочего, разнообразно отражает эпоху послевоенного нуворишства и бродяжничества, вульгарного фрейдизма и азартной охоты на ведьм, а также загоняемого поглубже нервного напряжения, которая позднее вылилась в довольно разнообразные актуальности вроде массовой социопатии, серийных убийств, маршей мира и рок-н-ролла.
Другое дело, что триллер Томпсона слишком похож на другие триллеры и детективы. Не Чандлера с Кейном, на которых Томпсон оглянулся да пошел себе дальше, а на бесчисленных Чейзов, активно дравших у классика идеи, героев, сюжеты и диалоги. Но это уж не автор, конечно, виноват.
Короче, перечитывать "Убийцу внутри меня" будут немногие, но читать надо.


Originally posted by by_vella at О прочитанном. Часть 19.

«Пес, который говорил с Богами», Дайана Джессап
Сырая книга. Сразу видно, что она у автора первая. Ни слог, ни сюжет не порадовали, если честно.
Начнем с сюжета. Девушка Элизабет учится на врача, а в свободное от учебы время – стажируется в лаборатории. Конкретнее – она является смотрителем над подопытными собаками. И вот одним прекрасными днем из общей массы гавкающих четвероногих созданий наша героиня выделяет рыжего питбуля по кличке Дамиан. И зарождается в ней чувство дружбы – широты невиданной – не смотря на то, что через годик-другой Элизабет могла бы сама препарировать пса – уже в качестве дипломированного хирурга. Тем не менее, как показывают несколько сот страниц лабораторных хроник, зародившейся широты оказывается недостаточно: Элизабет исправно таскается к клетке с питбулем, но помогать ему не особенно стремится. Вялая беготня по инстанциям, связанным с защитой прав животных, – не считается. На моей памяти в книге было достаточно моментов, когда можно было просто выпустить Дамиана на волю (а не гулять с ним по полянкам, под конец исправно возвращая зверя в камеру смертников)… В итоге искалеченный пес все-таки оказывается в объятьях Элизабет, но пребывает он там недолго.
Питбуля было откровенно жаль. Чего только ученые с ним не вытворяли (особенно впечатлительным читать противопоказано)! И хотя авторша временами пыталась залезть в собачью голову и объяснить нам поступки пса (переходим к разбору слога) – выглядело это на редкость неубедительно. Даже как-то по-детски наивно и глупо. Однако мысли человеческой особи по имени Элизабет порой выбешивали несравнимо сильней любых гипотетических собачьих раздумий.
В целом же, как мне кажется, Джессап попыталась затронуть в своей книге сразу три аспекта: морально-этический вопрос об использовании животных в медицине; глубинные мотивы дружбы и понимания между человеком и собакой; возможность единения с природой в попытке обрести душевный покой. Не думаю, что мне самой стоит подробно рассматривать под лупой что-либо из перечисленного.  По крайней мере, Дайана до меня уже попыталась – да мастерства не хватило. У нее животные уподобились жестоко и бесцельно истязаемым жертвам, дружба свелась к дрессировке в старании осуществить диалог, а лик Матушки-природы ярче всего проступил в образе язычницы-самоучки. По мне – так это однобокое и дилетантское виденье. Но кто я такая, чтобы рассуждать о высоких материях?.. – Поздравим автора с дебютом. Видно же, что человек старался!   



ну и новости запределья: БИТНИЧЕСТВО. В английской литературе появление битничества, представителями которого были поэт Аллен Гинсберг и прозаик Джек Керуак, автор романов «На дороге» (1955), «Подземные люди» (1958), «Путешествующие дхармы» (1958). Роман «На дороге» Джека Керуака стал библией битничества.

* * *