Category: история

by_Kira

наши ночные чтения

James JoyceJames Joyce by Richard Ellmann

My rating: 5 of 5 stars


блистательная биография, довольно жалкая жизнь. читается как роман, и по ходу укрепляет во мнении, что Джойс - едва ли ролевая модель, конечно. но, как известно, жизнь художника и его творчество - вещи часто несовместные. с одной стороны, от того, что знаешь, откуда у него в романах что и кого с кого он писал, а кого с кем комбинировал, к пониманию результата вроде бы не приближаешься, а с другой тривия и детали все же придают текстам некую дополнительную глубину, потому что общий абрис автора все же вырисовывается. обойдемся без спойлеров, ограничимся лишь тем, что в целом житейская ничтожность Джойса существует параллельно/контрапунктом грандиозности его замыслов. а что происходит при этом у Джойса в голове - этого даже Эллманн (Биограф с большой буквы, как называет его Хоружий) не знает - он вообще не трактует фактов, не домысливает и не спекулирует ни на чем, в отдельных местах в отношении объекта сквозит лишь обаятельная сухая ирония.

более частный урок: мало того, что в юности Джойс был тот еще фрукт, что хорошо известно, он еще и в полной мере грешил - гораздо непростительнее (лично для меня) - тем, что при риторической критике чужих работ смешивал "я не понимаю / мне не нравится" = "это плохо". тем интереснее в контексте этого выглядит кармическое воздаяние - в равной мере тупая и агрессивная критика Улисса и Финнеганов. интересно, он сам-то осознавал эту кармическую связь? но в целом корень значительной доли его боли душевной в зрелости, конечно, - недостаток референтной критики. по большей части либо безмозглые льстецы, либо просто безмозглые. исключения только подтверждают.

две очень утешительные мысли (сами найдете):
- зачем помогать читателю? публика все равно больше всего ценит лишь то, что может украсть.
- нет такого, чего нельзя было бы перевести


ДжойсДжойс by Алан Кубатиев

My rating: 1 of 5 stars


Тот редкий случай, когда я честно не знаю, что сказать. Это как столкнуться с трамвайным хамством. Или тебе в очереди нагрубили. Стоишь и охуеваешь. Поэтому нижеследующее можно отнести к «красноречию на лестнице».

Итак, когда я покупал ЖЗЛ-биографию Джойса в исполнении Алана Кубатиева, у меня были, конечно, подозрения, что она несамостоятельна (ну что нового или революционного, в самом деле, тут можно открыть — все уже сто раз исследовано и описано другими). Так вот, подозрения эти не просто подтвердились. Там все гораздо, гораздо хуже. Чтобы не быть голословным, приведу всего несколько примеров — фрагменты взяты из текста наугад, вам придется мне поверить, что я не специально их подбирал, чтобы очернить фантаста-джойсоведа. На стиль можно не обращать внимания: он плох везде.

Нет ни одного члена семьи Джойсов, ни одного известного ему родственника, которого он не сделал бы прототипом своей прозы. Закономерностей тут почти нет, хотя в целом те, кто носят фамилию Джойс, появляются в лучшем гриме, чем Мюрреи — члены семьи его матери. Тут Джойс следует предпочтениям своего отца, который жаловался, что имя Мюрреев вызывает у него ощущение вони, между тем как имя Джойсов благоухает. Его прямые предки не слишком разделяли это убеждение, но, как все ирландские Джойсы, претендовали на то, что происходят от прославленного клана из Голуэя, давшего имя деревне Джойс. Проверить это невозможно, но зачем отказывать им в этом невинном тщеславии?
Отец писателя, Джон Станислаус Джойс, при частых и вынужденных новосельях первым в новое жилье обычно вносил оправленное в роскошную раму гравированное изображение герба голуэйских Джойсов. В «Улиссе» он восклицает: «Выше головы! Пусть вьется наш флаг! Алый орел, летящий в серебряном поле!» А в «Портрете художника в юности» Стивен предлагает сомневающемуся однокласснику показать семейный герб в геральдическом зале Дублинского замка… (Молодая гвардия, 2011, стр. 6)


Теперь идем и сравниваем с текстом биографии Джойса Ричарда Эллманна (вторая редакция, Oxford University Press, 1982). Первая фраза, конечно, не такая, это, видимо, было бы слишком. А вот со второй начинается удивительное (сноски на источники я убираю, но они у Эллманна есть везде):

His relations appear in his books under thin disguises. In general, those who bear the Joyce name appear to better advantage than those who bear the name of Murray, his mother’s family. In this treatment Joyce follows the prejudices of his father, who complained that the name of Murray stank in his nostrils at the same time that he breathed a tipsy perfume from that of Joyce. His immediate ancestors scarcely justified this preference, but, like all Irish Joyces, the family claims descent from the distinguished clan of Galway which has given its name to the Joyce country there. It is impossible to verify this claim — the earliest records show them already in Cork city — but there seems to be no reason to refuse to allow them this innocent distinction.
Joyce’s father, John Stanislaus Joyce, owned a framed engraving of the coat arms of Galway Joyces, and he used to carry it along, grandly and quixotically, on his frequent enforced déménagements, atoning for squandering his family’s fortune by parading its putative escutcheon. Joyce represents him in Ulysses as crying out, “Head up! Keep our flag flying! An eagle gules volant in a field argent displayed,” and in A Portrait of the Artist as a Young Man Stephen offers to show a doubting classmate the family crest at the Ulster king-at-arms’ office in Dublin Castle (p. 11).


Поразительно, до чего похоже работают великие умы, правда? Они не только отбирают для своих биографий одни и те же факты, но и выстраивают их по одинаковой логике, в одинаковой последовательности и даже используют почти одни и те же слова. Вот только Кубатиев, среди прочего, немножко путает местность и деревню и явно считает, что Джон Джойс (а не Саймон Дедалус) является героем романа, но это, право, мелочи… Ладно, факты — такая штука, не сочинять же Джойсу какую-нибудь другую биографию, но идем дальше. Вот, например, кусок более спекулятивный, описательный, авторский:

В «Портрете художника в юности» он сплавляет воедино два отплытия из Дублина — первое, 1 декабря 1902 года, и второе, 9 октября 1904-го, когда был уже не один. Пока слово «изгнание» не вошло в его лексикон, разве что намеком в письме к леди Грегори. Джойсу изгнание понадобится как упрек всем остальным и оправдание себе. Его кумир Данте был изгнан из Флоренции, однако в этом страшном приключении таилась надежда — он долго хранил ключи от своих флорентийских дверей. Джойса никогда не вынуждали уехать и не запрещали вернуться. После своего первого отъезда он пятикратно возвращался домой. Но как только его отношения с родиной грозили улучшением, он находил новый повод их испортить и подтвердить правоту своего добровольного отсутствия. Позже он даже высказывал резкое недовольство возможной независимостью Ирландии именно потому, что она грозила переменой тех отношений, что он так тщательно выстроил между собой и родиной.
— Вот скажи, — говорил он Фрэнку Бадгену, другу и биографу, — отчего я должен менять условия, которые придали Ирландии и мне форму и достоинство? (Кубатиев, стр. 72)

This was the departure which he was to fuse, in A Portrait of the Artist, with his 1904 departure. He was not using the word “exile,” but there are hints of it in his letter to Lady Gregory. Joyce needed exile as a reproach to others and a justification of himself. His feeling of ostracism from Dublin lacked, as he was well aware, the moral decisiveness of his hero Dante’s exile from Florence, in that he kept the keys to the gate. He was neither bidden to leave nor forbidden to return, and after this first departure he was in fact to go back five times. But, like other revolutionaries, he fattened on opposition and grew thin and pale when treated with indulgence. Whenever his relations with his native land were in danger on improving, he was to find a new incident to solidify his intransigence and to reaffirm the rightness of his voluntary absence. In later life he even showed some grand resentment at the possibility of Irish independence on the grounds that it would change the relationship he had so carefully established between himself and his country. “Tell me,” he said to a friend, “why you think I ought to wish to change the conditions that gave Ireland and me a shape and a destiny.” (Ellmann, p. 109)


Что это, если не чуть усушенный плохой перевод? Таинственный Бадген, кстати, — это Баджен, на чью книжку 1934 года о создании «Улисса» Эллманн ссылается, а Кубатиев не считает нужным. Ладно, посмотрим, что у нас с чистой литературой. Ну вот, к примеру, эмоциональный узел — Джойс узнает о якобы неверности Норы:

Целый день он бродил по городу, а утром 8 августа написал Станислаусу, что уедет сразу, как только тот пришлет деньги. Но хранить тайну Джойс больше не мог. Вечером он кинулся к Бирну, никогда не обманывавшему его доверия, и выложил ему все. Со стонами и метаниями пересказал сказанное Косгрейвом, а Бирн ошеломленно разглядывал его. Наконец Джойс выдохся, и Бирн выложил свою версию. По ней, это был заговор Косгрейва против Джойса, а еще вероятнее — и Гогарти. Не сумев взять его уговорами, они попробовали наглую ложь и почти преуспели.
Как только речь пошла о заговорах, Джойс ожил. Теперь его можно было переубедить. Он устыдился своей легковерности — Иисусе, клюнуть на приманку Гогарти! Пережалеть себя! Устроить такую истерику в письмах!
Раскаяние не заставило себя ждать. (Кубатиев, стр 182-183)


Что это за бессвязная графоманская пошлятина? — спросите вы, и будете правы. Потому что она такова, какой ее делает наш биограф. На самом деле эпизод выглядит так, следите за руками:

All that day he walked around Dublin in horror, and on the morning of August 8 he wrote Stanislaus without explanation that his business in Dublin was ended; he would leave, he said with less dignity, as soon as the money arrived for his fare. But he could no longer keep his secret to himself. That afternoon he went again to 7 Eccles Street to call on Byrne, a friend in whose good will and discretion he had once trusted completely. Byrne had never violated his confidence, and to him Joyce now bared his distress. Joyce “wept and groaned and gesticulated in futile impotence” as he related Cosgrave’s story. Byrne wrote later that he had he had never “seen a human being so shattered.” When Joyce had finished, Byrne, a great discoverer too of conspiracies, rendered an unhesitating verdict. Cosgrave’s brag was “a blasted lie.” It was probably the second stage in a joint plot of Cosgrave and Gogarty to wreck Joyce’s life, he said; Gogarty having failed in his attempt in cajolery, the pair had decided to try slander. Byrne’s explanation could not have been more fortunate: as long as there was treachery somewhere, and especially if Gogarty was somehow involved in it, Joyce could be persuaded of Nora’s innocence. He began to feel ashamed of himself and grateful to Byrne, whose trust in Nora and distrust of Cosgrave were so much more appropriate than his own hysterical self-pity.
It was time to repent… (Ellmann, p. 281)


Здорово, да? Если такое вот называть «творческой обработкой», то таковой же можно считать, на мой взгляд, и переделку угнанной машины. От нового слоя краски и прилепленных кое-как молдингов она не перестает быть украденной.

И так далее. Какую страницу ни возьми, выясняется, что она списана у Эллманна, чуть сокращена, ухудшена скверными оборотами, дополнена упоминаниями известных нашему «биографу» писателей, которых нет (и не могло быть) у Эллманна (впрочем они редки), например, Бунина — явно лишь потому, что у обоих писателей было детство, — или Парандовского (последнее ввело меня вообще в пароксизмы неконтролируемого хохота, стр. 473: «Ян Парандовский, много и с упоением рассказавший о внешних механизмах, заводящий главный писательский мотор, не писал, насколько помнится, почти ничего о Джойсе». Что помешало автору упомянуть миллионы других людей, не писавших о Джойсе, для меня так и осталось загадкой — бумага бы и это стерпела, а гонорар был бы значительно выше), оживлена инсценировками диалогов в духе художественной самодеятельности клуба резинщиков. Но все это, как становится понятно, все лишь обычная маскировка гаденького литературного воровства (структура этого бумажного продукта, кстати, тоже полностью соответствует биографии Эллманна, разве что главам приделаны другие названия).

Список литературы-то в конце приводится, и Эллманн в нем есть, как не быть, но ни в одном месте не упоминается, что Эллманн разрешил нашему «джойсоведу» брать и уродовать ВСЮ свою книгу как явно единственный источник этой «биографии». На мой взгляд, честнее было бы просто перевести Эллманна (что давно пора сделать), а не выдавать его книгу за свою.

Возникают, само собой вопросы. К «автору» (я честно не знаю, как назвать Кубатиева, он даже не компилятор; плагиатор, наверное, будет уместно): На что он рассчитывал? Неужели он думал, что воровство в таких крупных размерах сойдет ему с рук? Неужели он держит все читающее на русском языке население за идиотов? И, что, разумеется, мелочь, я где-то в сети видел упоминание в то ли рецензии, то ли каком-то триумфальном интервью Кубатиева, что эту биографию-де пришлось сократить, а материала у него гораздо больше, и вообще издатель настоял на таком вот маленьком объеме. Что-то в этом духе, сейчас мне лень искать. Так вот вопрос: означает ли это, что если б не строгое издательство, нас бы одарили НЕСОКРАЩЕННЫМ плохим переводом книги Эллманна, изданным под фамилией Кубатиева?

Дальше: Куда смотрел редактор этого писчебумажного продукта В. В. Эрлихман, и если он не в курсе, что его фамилией подписан плагиат, то какова кадровая политика издательства? А если в курсе, то не является ли он сообщником и пособником? Сознает ли издательство «Молодая гвардия», что́ за произведение они выпустили тиражом 5000 экз.? Отдает ли оно себе отчет, что выступает в данном случае перекупщиком краденого? Нет, то, что они вернут вложенные средства, я как-то не сомневаюсь, в МДК это произведение стоило 565 рублей. Но мне еще интересно, не вся ли серия ЖЗЛ у них теперь такая? И вот это по-настоящему завораживающий вопрос.

В общем, я предупредил. Жаловаться я на Кубатиева, конечно, ни в какие компетентные органы не буду, мне есть чем заняться и без него, а Диссернета для плагиаторов-джойсоведов, по-моему, еще не изобрели. Кому охота — возьмите обе книжки и «сличайте, сличайте» (с). Можно заказать текстологическую экспертизу, если кому-то это нужно. По моей оценке, процент совпадений, как дословных, так и слегка замаскированных, будет очень велик. Было бы время — поиграли бы в увлекательную игру: вы мне пассаж из Кубатиева, я вам — источник его у Эллманна. Но что-то некогда мне — и очень противно. Как в очереди нахамили.


Век ДжойсаВек Джойса by И.И. Гарин

My rating: 3 of 5 stars


Очень увлеченный, слегка безумный читатель, компилятор и комментатор рассматривает ХХ век через призму Джойса. Сам по себе этот кросс по пересеченной местности литературы и тропам духа вполне занимателен, и самые пламенные и ядовитые инвективы Гарин адресует, понятно, советской и нынешней (десятилетней давности т.е., разницы, мы понимаем, никакой) России, что не может не тешить душу, однако мало что нового сообщает об изображаемых предметах. Будь он чуть дисциплинированнее, нам бы явился прямо-таки русский Кэмбл, но анализ Улисса у него все равно несистемен, представляет собой монтаж фрагментов текста, цитат из Хоружего и, загадочно, Гениевой (которой, при всем должном уважении, никогда не было что интересного сказать о Джойсе за исключением вычитанного у Гилберта и Гиффорда). Трактовки Финнеганов как таковой нет тоже, но это, может, и хорошо - текст, я подозреваю, способен пробудить читательский интерес. Так что для новичков в литературе ХХ века - ОК, а более вкопчивым читателям я б рекомендовал все же иные источники.


на этом тему Джойса я, пожалуй, до поры прикрою, у нас и так почти весь год под его знаком прошел. а на коду - несколько полезных музыкальных треков:



вот здесь сказано, где лежат все Финнеганы вслух. а вот музыка сфер от автора:





* * *

ну и тематическая дискотека:

by_Kira

двухчастная композиция

про Пинчона:



новость недели. не дождавшись Эндерсона, Джефф Хойт экранизировал первую сцену "Внутреннего порока". по-моему, неубедительно, но кому что нравится



Юрий Володарский написал рецензию на первую четверть "Радуги тяготения" Томаса Пинчона. спасибо за мужество признания, но это это было: "к переводу... высказывалось немало претензий"? немало?? где?? кем?? перефразируя Хлопушу, "проведите, проведите меня к ним"

ему и тем, кто безуспешно терзает по ночам "Радугу", можем посоветовать обратиться к читательскому опыту Тарбагана

...который продолжает чтение "Радуги" и делится переживаниями

немного маргиналий к Пинчону:

Путь русского офицера. Записки из германского плена (1914-1918)Путь русского офицера. Записки из германского плена by Николай Адерсон

My rating: 5 of 5 stars

стр. 137-138 (для тех, кто читал COL49):
В первый день Св. Пасхи немцы раздали нам бесплатную газету, где на первой странице на русском языке (вторая страница была на английском) опубликовали поздравление с праздником, а потом шла всякая информация низкого пошиба, рассчитанная явно на дураков. Вот одна из статей этой газетенки, чудом сохранившаяся у меня. По ней можно судить о содержании всей газеты. Она называется так: «Кости павших на поле битвы русских солдат и японский порох».
Присылка японцами амуниции в Россию, которой все дороги сейчас от всего света отрезаны, возбуждают у многих русских крайне неприятное чувство. Всего несколько лет прошло, как «Новое время» напечатало возбуждающую статью, что китайцы ведут самую недостойную торговлю с японцами, продавая им кости русских воинов по очень высокой цене. Япония обратилась к китайцам с просьбой выкапывать в Маньчжурии кости русских солдат, которые они затем употребляют для выработки пороха. Он благодаря человеческим и животным костям получил особенно большую взрывчатую силу… Чуя прибыльное дело, китайцы, понятно, усердно принялись за постыдную работу. За центнер (около трех пудов) костей они получают три марки. Стало быть, порох, получаемый из Японии и употребляемый сейчас русскими солдатами, содержит в себе муку костей их товарищей, боровшихся и павших десять лет назад за Царя и Отечество.
Собственно, русские не иначе поступали с костями своих павших врагов. 20 лет тому назад они выкапывали в Крыму останки французских и английских воинов. И по высокой цене продавали заводам для переработки. Лишь после энергичных протестов английских и французских дипломатов был положен конец этой постыдной торговле.



ну а для тех, кто читал AtD (и интересуется Маньчжурией, в частности), обязательный дополнительный материал содержится в развивающемся проекте "Большая игра", который начал Вадим Нестеров (vad_nes). увлекательнейший must-read даже вне связи с AtD, но в связи - гораздо интереснее

не про Пинчона:

вторая новость недели. новый роман Артуро Переса-Реверте


за скаутинг спасибо dmsh

про "Зимнюю кость" Дэниэла Вудрелла: вот он и убил...

* * *

греемся:

yul

talking animals in various positions

Originally posted by crazybatat at Астрономический час с переводчиком: Дмитрий Коваленин и "Дораэмон". 1 марта, чт, 19:00
Дмитрий Коваленин, проводник в русский язык и переводчик Харуки Мураками, представляет легендарный японский манга-сериал "Дораэмон", первый выпуск которого вышел из печати в 1969 г. 

 

Дмитрий Коваленин расскажет, что успеет, о переводе с японского, о культуре манги и о том, что вы пожелаете у него спросить. 

О "Дораэмоне". 

1787 серий мульт-сериала (с 1973 г.) + 300 с лишним серий юбилейного мульт-сериала (с 2005 г.) + 28 полнометражных и 8 короткометражных мультфильмов + несколько десятков игр для разных платформ. 


* * *

Журнал «Сеанс» | Этот смутный объект анализа: Аглая Чечот о "Кубрике". Анализ Нэрмора можно с чистой совестью назвать блестящим... oh well

* * *

Приморская государственная картинная галерея. «По итогам IV графического конкурса памяти Андрея Камалова. Взрослые участники конкурса»
«Поселок Сидими. Красная крыша»
Третья часть конкурсных работ. Галерея «Арт Владивосток»

* * *

...м-да. хотел хорошей песенкой поделиться, но журнал "роллинг стоун" сами себе балбесы, поэтому вот вам уродливая ссылка. идите и обрящете Стива Мартина на банджо: http://stevemartin.com/stevemartin/2012/02/me-and-paul-revere-performance-video-interview.html#ooid=B3MTlqMzoA5Rn69VhL8XN36fX9gUj4Ak

а мы вместо этого будет вот что. у меня определился лидер среди песен Ирины Богушевской, которую я, к своему стыду, как-то раньше не слушал. он очевиден, но это, пожалуй, самое литературное из ее произведений. а то, что там на стенке написано в этом странном месте, - бог им судья, черт с ними

yul

pyncholalia 12

продолжаем погружение. Т.Л. Морозова. Спор о человеке в американской литературе. М., Наука, 1990, тир. 950 экз.
Развитие модернистского и реалистического направлений в американской литературе послевоенных десятилетий подтверждает, что реализм открывает более широкие возможности для создания органически цельных художественных образов, чем модернизм. Ни один из писателей модернистской ориентации, будь то Хоукс, Пинчон, Барт, Берроуз или кто-либо иной, не создал, да и не стремился к созданию живых характеров, сопоставимых, например, с героями Сэлинджера, Теннесси Уильямса, Стайрона, не говоря уже о героях Хемингуэя и Фолкнера, завершивших литературную деятельность в начале 60-х годов (стр. 280).

здесь все на месте, хотя времена вроде бы уже новые. вульгаризация и упрощение, передергивание, сладостный стиль, расстановка единственно верных идеологических акцентов. нет только спойлеров, потому что Т.Л. Морозова читала какого-то другого Пинчона. все это с какой-то стороны, по-моему, напоминает реакцию крестьян на "лампочку Ильича".
Collapse )
yul

just so stories: уомак и лора

...а читаем мы сейчас мало, дорогой дедушка, потому что нам некогда - у нас если не покушения на миражи, так непременно убой каких-нибудь священных коров... наполненная, в общем, жизнь. отметить следует только вот чего.

- "хроники 'драйко'" джека уомака. начал изучать вопрос я самостоятельно, но окончательно меня на него подсадил hotgiraffe, за что спасибо ему великое. имеет смысл чуть подробнее, наверное, потому что про уомака в русских сетях вообще как-то маловато, кто с вопросом знаком - потерпите, ок?
если кто станет читать, не делайте, как я, - не читайте вразброс (можно легко запутаться в казалось бы второстепенных героях, которые совершают какие-то значимые, как выясняется впоследствии, поступки). лучше придерживаться алгоритма, который нам подсказывает сам автор:
1/ random acts of senseless violence
2/ heathern (примерно через полгода)
3/ ambient (13 лет спустя)
4/ terraplane (еще через 6 лет)
5/ elvissey (еще через 16 лет)
6/ going going gone (еще через 14 лет)

да, и лучше читать без пауз - по той же причине.
кроме того, разведка показала, откуда у нашего ныне любимого автора такое недурное знание россии: когда рашид нугманов хотел после "иглы" снимать кино об альтернативном ленинграде (с цоем, опять же, в главной роли), сценарий они предложили написать уильяму гибсону, но тот чего-то свое в тот момент писал и вместо себя в питер отправил своего рекламиста, которым и был джек уомак (ибо он в "харпер-коллинзе" этим самым рекламистом и работает). случилось это ни много ни мало, а в начале 90-х - поэтому что удивляться, что будущее, которое следует оставить за спиной, так выглядит...
ну и потом разок наведался - тоже в удачный момент: на выборы 1996 года, где и жену себе нашел, валерию сусанину; а кино "цитадель смерти" так и не случилось - цой к тому времени уже разбился и все занялись своими делами.
будущее и в шестилогии, мы понимаем, выглядит так, что мало не покажется, - как "натуральное", так и непредсказуемая наша история. все, что могло пойти не так, в соответствии с известным принципом, пошло не так. об остальном я промолчу, а то получатся спойлеры.
одно из самых уникальных "торговых предложений" автора (который, кстати, примерно ввел в английский оборот выражение "to go postal") - это всевозможные языковые игры (вектор он задает в "случайных актах бессмысленного насилия", от чего тоже ее читать лучше первой), которые, судя по всему, не всегда оказываются по зубам и родной его публике. легко сбиться со счета: часть текстов написана на привычном повествовательном английском, часть - на "послеграмотном" языке, который отчасти основан на арго военных радиопереговоров, отчасти - на хиповско-битницком слэнге середины прошлого века, отчасти на биз-спике конца века. также присуствуют патуа негров конца 19 - начала 20 века и некий особый говор, придуманный уомаком для "эмбиентов": этот больше всего напоминает поэзию скальдов, которую бы пересказывал примерно шекспир. наверняка я что-то упустил. да, все эти языки разведены между собой и сами герои не всегда друг другу сказанное переводят. все это, надо понимать, - помимо игр с историей хх века и крайне, крайне увлекательно.
для тех, кто не видел: вот отличные разговоры уомака с разными людьми, из которых можно узнать много интересного. а тут и тут нугманов сам про их несостоявшийся проект упоминает.
переводят или собираются ли это переводить на русский, я не знаю. страшно представить, что может получиться у тех, кто этим обычно занимается.

- "маленькая хня" лоры белоиван aka tosainu. знаю, что я ужасный тормоз, знаю. но так совпало и, наверное, это правильно. потому что прошлая неделя была пиздец какая неприятная, и меня, например, от полнейшего помешательства спасла "хня". я поочередно ржал, рыдал, хрюкал, хихикал, умилялся и восторгался. строго в беспорядке и не только в отведенных для чтения местах (y'all know them). пугал собой пассажиров метро, например. оторваться не мог, отдельные куски перечитывал по нескольку раз и вот сейчас, наверное, все сначала начну (сам себе удивляюсь - никогда такого не было со мной, большой же вроде бы мальчик, кто знает - подтвердит, а рука к книжке сама тянется). это идеальный саундтрек к жизни, написанный так, как мало кто может... что это я, никто так, по-моему, не может (лора, ты этого не видела). лучшее из читанного на русском за последние фиг знает сколько лет (я допускаю, что есть что-то еще достойного, но пока - лишь теоретически допускаю). по крайней мере, для меня - "маленькая хня" без сомнений книга (и радость) года.
покупать ее еще можно тут: бело-зелененькую они умеют высылать наложенным платежом.
yul

Александр Дёмин. В предложенных условиях - пресс-релиз...

...выглядит так:



В декабре 2007 года во Владивостоке ограниченным тиражом издан последний альбом легендарного дальневосточного музыканта и поэта Александра Дёмина (1961—2002) «В предложенных условиях». Диск был записан в 2001 году с участием гитариста известной магаданской группы «Доктор Тик» Сергея «Стеши» Гаврилова, бас-гитариста группы «Извне» Олега Овчинникова и других владивостокских музыкантов. «В предложенных условиях» стал первой работой Александра Дёмина, изданной на CD.

Александр Дёмин окончил отделение японской филологии восточного факультета Дальневосточного университета. Он впервые серьезно заявил о себе как об авторе-исполнителе в октябре 1986 г. на фестивалях неформальных молодежных творческих объединений. Вскоре после этого, в марте 1987 г. в совместных концертах с группой «Третья стража» накопившийся за многие годы разрозненный песенный материал был оформлен в цельную программу «Аутсайдер». До этого времени песни Дёмина были хорошо известны главным образом в студенческой среде.
Музыка Дёмина чаще всего представляла собой традиционный «разговорный блюз» в акустике, поддерживаемый губной гармоникой, на которой Александр играл своим особым «фирменным» стилем. Несколько раз он собирал и электрические составы (например, «Бедные люди» на «Рок-Параде» в г. Комсомольск-на-Амуре весной 1988 г.). Но все же его амплуа — «рокер-одиночка»: для его выступлений не были характерны внешние эффекты, хотя он легко импровизировал в любом шоу. Многим любителям и ценителям рока запомнилось его выступление на легендарном фестивале «Рок-Акустика» в Череповце (1990) и их дуэт с Майком Науменко. Концертная программа 1988 г. «Грязные блюзы» была представлена на «Рок-Параде» в Комсомольске-на-Амуре, где Александр удостоился звания «Открытие года». В ноябре 1988 г. он стал лауреатом всесоюзного фестиваля «Рок-лидер» в г. Иркутске.
Последние годы жизни Александр Дёмин работал переводчиком с японского и английского. Несмотря на редкие выступления, влияние его творчества на всю дальневосточную рок-сцену было огромным. Он и сейчас остается одной из культовых фигур русского рока, чье творчество, хоть и запоздало, но доходит до широкого слушателя.
Программа «В предложенных условиях» была написана в 1994—2000 гг. и состоит из 10 песен, общая длительность — 41:18 мин.

Лейбл «Отделение Выход» в настоящее время готовит второй полноценный релиз Александра Дёмина под рабочим названием «Грязные блюзы», куда войдут миниальбом «Заткнись и танцуй, часть 1» (записанный с группой «Зоопарк» в 1990 г. и ранее официально издававшийся «ОВ» только на магнитной кассете и в составе mp3-антологии группы «Зоопарк»), программа «Тактика выжженной земли» (самый известный магнитоальбом Дёмина, записанный в 1989 г.) и ранняя программа «Закрытый город» (архивная запись 1987 г.).

Избранная дискография:
«Аутсайдер» (1986)
«Закрытый город» (1987)
«Тактика выжженной земли» (1989, Владивосток, магнитоальбом)
«Заткнись и танцуй, часть 1» (1990, Ленинград, MC)
«В предложенных условиях» (2001, Владивосток, CD)

Мемориальная страница Александра Дёмина: http://spintongues.msk.ru/dema.htm
Неопубликованное интервью (1987): http://spintongues.livejournal.com/180966.html
Рецензия на концертную программу «Грязные блюзы» (1988): http://spintongues.msk.ru/DemaReview1.htm
Рецензия на магнитоальбом «Тактика выжженной земли» (1989): http://spintongues.msk.ru/DemaReview2.htm
Сергей Анисимов. Блюз для Дёмы: http://spintongues.msk.ru/as_demin.html
Сергей Че. Прощальный блюз: http://novostivl.ru/old.php?sstring=&year=&f=ct&t=021116ct02


далее для интересующихся: еще более ограниченная часть тиража добралась до мск.ру и, я надеюсь, в обозримом будущем поступит в продажу в торговых точках "отделения выход". так что плодотворной охоты.
yul

кен калфус - наркомат просветления

в связи с общей неправдоподобностью нашей жизни творческим и производственным планам пришлось закладывать виражи, поэтому в декабре у нас выйдет вот эта книжка вместо некой другой. но она того стоит.

о кене калфусе я уже упоминал тут в связи с грядущим кином. в своем первом полноформатном романе кен сделал оно маленькое допущение: у одра умирающего графа толстого льва николаевича свел вместе кинохроникера с небанальными для того времени представлениями об искусстве монтажа, безумного профессора с радикальными воззрениями на бессмертие и некоторых вождей мирового пролетариата. ну и еще кое-кого. а дальше получилась чудная историческая фантазия на темы николая федорова и его "общего дела" по оживлению отцов (наконец-то, да - я все ждал, когда умопоморачительные идеи его найдут отражение в современной литературе, не все ж вернадскому рулить умами). кому-то она может показаться этакой пелевинской (хотя больше пелевиным, конечно, отзывают его ранние рассказы из "плутония-239"), но наши заграничные коллеги предпочитают ставить его в контекст великой русской литературы - в таких примерно выражениях: "вот вам белый, вот булгаков, а где-то на чердаке или в подвале притаился бабель в казацких сапогах и с нагайкой" - или: "гоголь, должно быть, рвет на себе волосья, жалея, что это придумал не он". кржижановского и платонова только забыли, а они тут тоже слышны*.

в общем, нью-йоркский еврей, долго проживший в россии, сочинил прекрасную стилизацию под русские фантасмагории начала века - вроде бы о приключениях мумии (угадайте, чьей), а на самом деле - об отмирании литературы, новом языке масс, машинерии пропаганды, отечестве иллюзий, власти тутанхамона над современными умами и много еще о чем (это я стараюсь без спойлеров). звучит как никогда актуально, ясен пень. и что особенно радостно - крайне творчески-непочтительно, как глоток чего-то свежего в этом сами-понимаете-чем.

переводом очень порадовала oryx_and_crake [в отличие от некоторых несознательных творческих единиц, из-за которых и пришлось творить эти чудеса на виражах и которым я посылаю "луч ненависти" (тм)] - в "наркомате" все звучит так. как и должно звучать, редактура была крайне минимальна, а исследовательная пытливость переводчика была поддержана чудными и отзывчивыми maha и alex_virt, за что им отдельное спасибо еще и от меня.

единственное, о чем я жалею, - что на обложку нельзя поставить слоганом фразу, сказанную в романе сталиным крупской: "уйди с дороги, сука, а то история тебя раздавит".

======
* да - и еще "доктор живаго", конечно.
yul

боб дилан - хроники. том 1

это опять казалось невозможным, но вчерне я его закончил. только что. останется, понятно, редактура и составление справочного аппарата, но еще один ломтик жизни отчекрыжен.
на самом деле, конечно, это не роберт джонсон продал душу дьяволу на перекрестке двух дорог глухой полночью, а роберт циммерман. джонсон был сущностью ангельской, даже дилан это признает. а сам он - лукавый бес, слов нет. первый том его автобиографии из трех планируемых - что угодно, только не исчерпывающее описание бытовых подробностей. "вся правда" о бобе дилане заключается в том, что правды от него не дождешься. скотина.
дилан - один из самых непроницаемых мифов культуры хх века, и тут он не делает ничего, чтобы миф этот как-то прояснить. скорее это - подробное описание топографии пресловутого перекрестка и погодных условий глухой полночи. и вместе с тем, когда "хроники" будут закончены, они станут одной из самых поразительных автобиографий всех времен и народов, наверное. потому что полотно, от которого в первой книге мы получаем четыре фрагмента: примерно детство-юность в отрывках, 1970 год и запись "new morning", 1988 год и запись "oh mercy", начало 1960-х и гринвич-виллидж + запись первой пластинки, - выписано импрессионистски подробно и очень искренне. человек, который всю жизнь занимался тем, что хотел, а хотел он много чего, решил в кои-то веки честно и полно написать о себе, потому что неверных представлений в томах диланологии и апокрифах скопилось воз и маленькая тележка. в итоге мы получаем очень точную карту заблуждений человека о самом себе + массу увлекательных фактов, фактоидов и подробных инструкций, как по этой карте двигаться. человек нам становится ближе и понятнее, но ближе и понятнее при этом не становится. а остается живым.
удивительный эффект: паззл одновременно складывается в цельную картинку и расширяется так, что забудьте про исчерпывающее решение.
yul

дон делилло - весы

либры имеют свою судьбу. у "либры" делилло она была какой-то мучительной, сказать по правде, ибо переводилась книга при всей сухости и простоте авторского стиля довольно долго. свои усилия в переводе объединили tuu_tikki и юлия смирнова. но вот полчаса назад все закончилось.
как и всё у делилло, "весы" - книга поразительная (как он так умеет - это ж какие мозги иметь надо, чтобы так писать?), жуткая (на сей раз жуть - в той разновидности историзма, которую автор исповедует) и многомерная (исторический роман? шпионский триллер? документальное повествование?).
как биограф ли харви освальда делилло обращается с фактами очень бережно и воссоздает картину с "лирицизмом одержимого", как о нем написал один критик. как конспиролог - дает самую, пожалуй, убедительную и взвешенную версию мотивации убийства кеннеди. как гуманист - и вот в этом, наверное, вся жуть - подводит к мысли, что история творится в маленьких затхлых комнатках сомнительными людьми и прорастает из такой грязи, о которой думать вообще не хочется, а иногда ее "нормальному" человеку и вообще сложно представить. общий итог: цельное и внутренне правдивое повествование, лучший исторический роман конца хх века, амбициозный, но правильный по духу.
какой-нить пикуль или, упаси боже, гениан зеленый в одиозном сравнении - просто ангажированные шулеры от беллетристики.
yul

карсон маккаллерс

дорогие друзья, должен попросить у вас в очередной раз прощения и несколько наверное обрадовать. это наконец свершилось. примерно 3 года назад я попросил несколько человек поучаствовать в сборнике карсон маккаллерс, который готовился для совершенно другого издательства, и проект (не по моей вине, но все равно неприятно) умер - они даже денег никому не заплатили, вот такие бывают бывшие приличные издательства. и вот сейчас, похоже, сборник все-таки состоится - у нас, в несколько видоизмененном виде (мы не можем включить в него ее автобиографию, например, хоть и хотелось бы - но с другой стороны, несколько нелогично все равно), хотя последнее амфоровское издание (2000 года) по-прежнему дублировать не будет.
итак, карсон маккаллерс. участвуют: nastik, frdv, faina, snorapp, tyoma, впс, т.шинкарь, м.кан, л.познякова. скоро начну приставать ко всем с оформлением бумажек, дергать за полы одежды и просить, чтобы взяли у меня денег.
будет в "коллекции xx+i" в начале весны.